Первый суд в кампании 2016

В нашей кампании появились первые сложности. Они предсказуемы, но всё же неприятны — районные власти отказались согласовывать наши кубы.

К сегодняшнему дню мы выставили в общей сложности 20 кубов: 8 разных дней, 17 разных адресов, 5 992 распространённых листовки. Все кубы мы согласовывали с администрацией Адмиралтейского района.

mULI9ArVWAY

Изначально мы подготовили список из 30 адресов, по которым мы хотели проводить пикеты. Мы пошли навстречу администрации и согласились сократить наш список до 17 адресов, собираясь со временем найти ещё точки, где можно поставить кубы.

Всё шло хорошо: администрация согласовывала, их представители бывали на кубах и всё проверяли, сотрудники полиции также присутствовали на каждой точке. Ни разу не было никаких претензий. И вот мы получили отказ в согласовании очередных 15 кубов. Все по уже проверенным адресам.

По мнению администрации, все наши места, где мы выставляли кубы, неожиданно стали «тротуарами и бульварами, отведенными для пешеходного движения». Якобы наши кубы (а мы предлагали поставить не только объёмные кубы, но и узкие стенки) мешают проходу граждан. Вместо 11 точек нам предложили 4. Видимо там, где по мнению администрации, граждане не ходят, чтобы мы им не помешали.

Мы были готовы к такому повороту событий. Поэтому мы:
— подали новое уведомление о согласовании 9 кубов;
— обжаловали в суде ответ администрации — по идее, заседание должно состояться завтра-послезавтра;
— готовимся в среду проводить нашу информационную кампанию в другом виде — в каком, расскажем отдельно.

DVUB8F0JdEI

Я не знаю точно, с чем связан внезапно изменившийся настрой администрации. То ли с тем, что наша кампания оказалась действительно заметной, о чём уже поступали сигналы из другого лагеря. То ли с тем, что вчера мы начали кампанию по действительно актуальной теме — затягивание открытия станции метро «Театральная». То ли с тем, что на наши кубы приходят то муниципальные депутаты от «Единой России», то инкогнито члены участковых комиссий от той же партии, то бывшие и нынешние активисты «Молодой гвардии ЕдРа».

Но мы всё равно продолжаем работу.

Ищем волонтёров и сторонников, а также принимаем пожертвования, чтобы расширить нашу кампанию: 2016.shurshev.ru. Присоединяйтесь!

Обжалование решения суда по выборам

Вчера подал апелляционную жалобу на решение суда по выборам в Екатерингофском округе, которую подготовил Аркадий Чаплыгин.

Мы обжаловали итоги выборов в Екатерингофском округе 2014 года. Основных моментов было два.

1. Проведение итогового заседания избирательной комиссии в офисе организации, которую возглавлял один из победивших кандидатов. О месте проведения этого заседания мы не знали (как пояснил представитель комиссии в суде, у комиссии якобы не было наших мобильных телефонов, поэтому они не могли нас оповещать). Адрес мы узнали уже после выборов из официально опубликованного решения комиссии. Случайно или нет, но по этому же адресу находился офис одного из победивших кандидатов. И мы предположили, что именно там и проходило заседание избирательной комиссии. Ну не в магазине же сантехники, который тоже находится по этому же адресу?

Использование помещения кандидата для подобных действий является использованием преимуществ должностного или служебного положения (ст. 40 п. 5 пп. б) ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав…»). А это является одним из прямых оснований для отмены решения о результатах выборов (ст. 77 п. 2 пп. г) ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав…»).

2. В сводной таблице, на основании которой избирательная комиссия утверждала результаты выборов, зафиксированы лишние 97 бюллетеней. Эти бюллетени не передавались нижестоящим комиссиям, их не выдавали избирателям, но каким-то образом их достали из стационарных ящиков для голосования. Подробно я писал об этом ранее.

В мотивировочной части своего решения судья на 14 листах переписал различные положения федерального и регионального закона о выборах. Также написал, что я как административный истец не предоставил доказательства. При том, что обязанность доказывания законности оспариваемого решения, действий или бездействия органов возлагается на соответствующий орган или должностное лицо (ст. 62 Кодекса административного судопроизводства). Но мы даже предоставили множество доказательств и готовы были предоставить больше…

Например, судья указал, что я не предоставил достаточных доказательств, свидетельствующих о нарушениях, которые не позволили выявить действительную волю избирателей. В том числе доказательства того, что на избирательных участках были допущены такие нарушения, как открытие ящиков для голосования без приглашения наблюдателей, непроставление в списках избирателей отметок о досрочно проголосовавших, перекладывание в ящик для голосования бюллетеней с «досрочки» без постановки печати с обратной стороны, что не позволило впоследствии произвести раздельный подсчёт голосов досрочного голосования и голосования в день выборов. Правда, при этом из двух десятков свидетелей, которые могли бы подтвердить эти нарушения, суд допросил только двоих, в том числе члена избирательной комиссии муниципального образования с правом решающего голоса, но их показания не учёл. Зато принимались как факт заявления представителя избирательной комиссии, который в выборах никак не участвовал.

Судья также не увидел нарушений физико-математических законов в материализации 97 бюллетеней. Несмотря на то, что установленные законом контрольные соотношения сошлись, при правильном заполнении протокола этих лишних бюллетеней не было бы. Но судья опять же посчитал, что я не представил «доказательств того, что протоколы об итогах голосования составлены не в соответствии с законодательством».

Вроде бы согласившись с тем, что итоговое заседание комиссии проходило не по адресу избиркома, а по другому адресу, где располагается офис общественной организации, которой руководил один из победивших кандидатов, суд решил, что я не доказал, что заседание проводилось именно в офисе этой организации, а не в каком-то другом помещении по этому адресу. Там, кстати, действительно находятся и другие организации — например, магазин сантехники, но вряд ли избирком заседал именно там. Судью не заинтересовали доказательства ответчика о том, что заседание всё же проводилось не офисе одного из кандидатов (таких доказательств просто не было представлено), как не заинтересовал вообще вопрос о месте проведения итогового заседания комиссии.

Зато судья сослался на постановление Конституционного Суда о том, что защита избирательного права не может осуществляться без учёта того обстоятельства, что следствием пересмотра результатов выборов может быть нарушение стабильности функционирования институтов представительной демократии. То есть закрывая глаза на очевидные фальсификации, суд, получается, защищает стабильность.

Поговорим об этой стабильности в Городском суде.

По выборам в Екатерингофском пришли уже в Горсуд

Если вы думаете, что мы забили на суды по фальшивым выборам в Екатерингофском округе, то вы сильно ошибаетесь. Последние заседания, о которых мы писали прошли в декабре. Тогда нам отказали в удовлетворении наших жалоб по 5 из 9 избирательных участков.

Все эти пять отказов были обжалованы в Городской суд. Сегодня в Горсуде состоялось заседание по первой жалобе — по участку № 56 (Курляндская ул., 43). О нарушениях по этому участку я подробно писал здесь. Федор Горожанко как кандидат в депутаты и Полина Костылева, представляющая интересы жителей, просили отменить решение районного суда по следующим основаниям:

— не приобщена запись, подтверждающая нарушения на выборах;
— в решении суда не учтены показания свидетелей, которые приходили в суд;
— уже после вынесения решения районным судом к протоколу заседаний суда первой инстанции были приобщены замечания заявителей на 21 страницах.

Несмотря на всё это, Городской суд отказал. Мы не удивлены. Правду мы планируем искать в Европейском суде по правам человека.

В ближайшее время у нас назначено еще два заседания в Городском суде. 10 марта будет рассматриваться апелляция по участку 55 (Рижский пр., 29, подробности о выборах на этом участке). 13 апреля — апелляция по участку 53 (Дровяная ул., 7а, подробности о выборах там). В Горсуде должны быть еще заседания по участкам 54 и 61.

Кроме этого мы продолжаем настаивать на рассмотрении наших жалоб по 4 из 9 участков, которые у нас не приняли в суде первой инстанции. Это заняло больше времени, чем ожидалось.

Также в декабре мы подали большие заявления на итоговые решения избирательной комиссии муниципального образования. Это уже заявления не на конкретные участки, где проводилось голосование, а на выборы в целом по округу. Нам удалось собрать большие комплекты документов, доказывающих фальсификации и нарушения. Но и здесь нам пока не удается добиться хотя бы рассмотрения этих заявлений — буквально вчера отнес в районный суд очередную жалобу на отказ в рассмотрении заявления. Из районного суда эту жалобу на отказ в рассмотрении заявления должны передать в Горсуд, и в случае благоприятного исхода заявление будет рассмотрено в районном суде. Такая бюрократия…

Мы видим, что ни судам, ни избиркомам не хочется в очередной раз вытаскивать это запачканное фальсификациями бельё, поэтому всеми способами блокируются все наши заявления. В надежде, что мы опустим руки и не будем продолжать. Но мы постараемся довести эту историю до конца.